5Баллов - всё для студента и школьника
 
 
 
Меню
> Главная
> Рефераты
> Сочинения
> Краткие содержания
> Готовые дом. задания
> Биографии
> Библиотека
> Шпаргалки
> Топики по английскому
> Поиск дешевых Авиабилетов
Поиск
Искать:
Где искать:
 
 

Зарубежная литература - Краткие содержания - Линдгрен А. - Приключения Кале Блюмквиста:


1

- Кровь! Никакого сомнения! - воскликнул он, внимательно разглядывая в лупу красное пятнышко, потом перебросил трубку из одного угла рта в другой и вздохнул.
Разумеется, это кровь. Что же еще может появиться, когда порежешь палец? Красное пятнышко могло бы быть неопровержимым доказательством того, что сэр Генри, решив избавиться от своей жены, совершил одно из самых страшных преступлений, с которым когда-либо приходилось сталкиваться сыщику. Но, к сожалению, это совсем не так. Просто сыщик сам нечаянно порезался, когда чинил карандаш,- такова горькая правда.
Так что сэр Генри тут совершенно ни при чем. Тем более что этого противного сэра Генри вообще не существует в природе. Эх, до чего же обидно! Есть же счастливчики - рождаются в лондонских трущобах или в гангстерских кварталах Чикаго, где стрельба и убийства в порядке вещей. А он... Калле неохотно оторвал взгляд от пятнышка и посмотрел в окно.
Большая улица спокойно и безмятежно дремала на летнем солнце. Цвели каштаны. Не было видно ни одного живого существа, кроме булочникова кота, который сидел на краю тротуара и облизывал лапки. Даже наметанный глаз самого искусного сыщика не мог бы обнаружить ничего, что указывало бы на какое-нибудь преступление. Гиблое дело быть сыщиком в этом городишке! Когда он вырастет, то при первой же возможности отправится в лондонские трущобы. А может быть, все-таки предпочесть Чикаго? Отец хочет, чтобы Калле начал помогать в лавке.
В лавке! Он? Ну нет! Ведь им тогда будет не житье, а малина, всем этим бандитам и убийцам в Лондоне и Чикаго. Они же совсем распоясаются без присмотра! А Калле в это время будет стоять в лазке, сворачивать кульки и отвешквать мыло и дрожжи... Нет уж, он не собирается стать каким-то торгашом. Сыщик или никто! Пусть отец выбирает. Шерлок Холме, Асбьорн Краг, лорд Питер Вимсей, Эркюль Пуаро', Калите Блюмквист! Он щелкнул языком. И он, Калле Блюмквист, намерен превзойти их всех!
- Кровь, никакого сомнения,- пробормотал он с довольным видом.
На лестнице раздался грохот. Через секунду дверь распахнулась, и появился запыхавшийся, разгоряченный Андерс. Калле критически оглядел его и сделал кое-какие наблюдения.
- Ты бежал,- сказал он тоном, не терпящим возражений.
- Ясно, бежал. А ты думал, меня на носилках принесут, что ли? - раздраженно ответил Андерс.
Калле незаметно спрятал трубку. Не то чтобы он боялся, что Андерс застанет его курящим украдкой. Просто в трубке не было табаку. Но вообще трубка сыщику необходима, когда он размышляет. Даже если в данный момент табак кончился.
- Может, пойдем погуляем?- спросил Андерс и плюхнулся на кровать Калле.
Калле кивнул. Разумеется, он пойдет! Что бы там ни было, а он обязан хоть один раз обойти улицы - вдругтам появилось что-нибудь подозрительное? Конечно, существуют полицейские. Но он прочел уже достаточно книг, чтобы знать, чего эти полицейские стоят. Они не распознают убийцу, даже столкнувшись с ним нос к носу. Калле положил увеличительное стекло в ящик письменного стола, и они с Андерсом понеслись вниз по лестнице, сотрясая дом до самого основания.
- Калле, не забудь вечером полить клубнику! Это мама выглянула из кухонной двери. Калле успокаивающе помахал рукой. Да польет он клубнику! Только попозже. Когда убедится, что по городу не шныряют темные личности с преступными намерениями. К сожалению, мало вероятно, чтобы такие типы появились, но лучше быть начеку! А то получится, как в фильме "Дело Бакстона". Уж, казалось бы, куда тише и безмятежнее городок, и вдруг - бац! - выстрел среди ночи, а потом - раз! - одно за другим четыре убийства. Негодяи на то и рассчитывают, что никому не придет в голову подозревать что-либо в таком маленьком городке в такой чудесный летний день. Да только они не знают Калле Блюмквиста!

2

Уже в восемь часов утра в понедельник он услышал у себя под окном разбойничий посвист Андерса - условный сигнал троих друзей.
Калле мгновенно оделся. Впереди был новый чудесный день. Каникулы! Ни уроков, ни домашних заданий, только и дела, что поливать клубнику да следить, не появились ли по соседству преступники. Ни то, ни другое не было особенно затруднительным.
Погода стояла чудесная. Калле выпил стакан молока, съел бутерброд и ринулся к двери. Мама не успела изложить и половины всех тех увещеваний и предупреждений, которые собиралась преподнести ему вместе с завтраком.
Теперь оставалось только вызвать Еву-Лотту. Калле и Андерс почему-то считали не совсем удобным просто пойти и позвать ее. Строго говоря, дружить с девчонками вообще не полагалось. Но что делать? С ней все куда интереснее. Ева-Лотта не из тех, кто отстает, когда затевается что-нибудь увлекательное. В храбрости и ловкости она не уступит любому мальчишке. Когда перестраивали водонапорную башню, Ева-Лотта забралась по лесам так же высоко, как Андерс и Калле... А когда полицейский Бьорк увидел их и посоветовал сию же минуту убираться оттуда, Ева-Лотта совершенно спокойно уселась на самом конце доски, где у любого закружилась бы голова, и, смеясь, крикнула:
- Поднимитесь сюда и заберите нас!
Она никак не ожидала, что полицейский Бьорк поймает ее на слове! Но он был лучшим гимнастом в добровольном спортивном обществе города, и залезть на леса к Еве-Лотте было для него делом нескольких секунд.
- Попроси папу, чтоб он достал тебе трапецию,- сказал он.- Если ты свалишься с трапеции, будет хоть какая-то надежда, что ты не свернешь себе шею!
Потом он крепко обхватил Еву-Лотту за талию и спустился с нею вниз. Андерс и Калле уже сами слезли, причем с удивительной скоростью.
С того раза ребята стали уважать полицейского Бьорка. И Еву-Лотту они тоже уважали, не говоря уж о том, что оба хотели жениться на ней.
- Шутка ли - так ответить полицейскому! Это не всякая девчонка смогла бы, да и не всякий мальчишка! - заметил тогда Андерс.

10

Но вот у Калле есть отпечаток большого пальца дяди Эйнара. Очень хороший, отчетливый отпечаток на листке бумаги... Постой, а что, если взять да и помочь немного этим беднягам, которые "пока не нашли никаких следов преступников"? Если дядя Эйнар действительно причастен к краже на Банергатан (Калле еще не был уверен, но сильные улики говорили за это), стокгольмская полиция, наверное, не откажется от бумажки с отпечатком его пальца! Калле достал бумагу и ручку и написал:

Стокгольм, в уголовную полицию.

Здесь он остановился и пожевал ручку. Нужно написать так, чтобы они подумали, что пишет взрослый! Иначе эти идиоты выбросят письмо в корзинку.
Калле продолжал:

Как вытекает из газет, у вас на Банергатан, очевидно, праизведена кража со взломом. Так как Вами, может быть, добыты отпечатки пальцев, я пасылаю Вам таковой в надежде, что он софпадет с каким-нибудь из ваших. Дальнейшие справки можит Вам прислать безплатно и письменно

Карл Блюмквист,
частный сыщик.
Большая улица, 14, Лильчепинг

Калле немного поколебался, прежде чем написать "частный сыщик". Но потом подумал, что стокгольмские полицейские все равно никогда его не увидят, так пусть лучше считают, что письмо написано господином Блюмквистом, частным сыщиком, а не Калле, тринадцати лет.
- Ну вот,- сказал Калле и лизнул конверт.- А теперь скорей к Андерсу и Еве-Лотте!

13

- Мы, кажется, угодили прямо на семейное торжество,- усмехнулся Бледный.Друг детей Эйнар в кругу своих родных. До чего мило, так и хочется сфотографировать и поместить в газете! Нет, Эйнар, не пойми меня превратно, я вовсе не имею в виду "Полицейские ведомости". Есть же и другие газеты!
Он помолчал, разглядывая пистолет, потом заговорил опять:
- Жаль, что мы помешали. Если бы мы чуть-чуть задержались, твои маленькие друзья успели бы тебя освободить и ты, наверное, живо отыскал бы стекляшки, не то что вчера.
- Артур, выслушай меня,- сказал д ядя Эйнар.- Клянусь, что...
- Ты уже достаточно клялся! - оборвал его Бледный.- Когда тебе придет охота сказать, куда ты девал вещички, можешь открывать рот. А до тех пор не рыпайся! Будешь храниться в лежачем положении, как бутылка с минеральной водой. Надеюсь, твои маленькие друзья не будут возражать, если я тебя опять свяжу? И ты ведь не слишком голоден и не очень хочешь пить, старина? Потому что я, к сожалению, ничего не могу тебе дать пожевать, кроме этого носового плотка. До тех пор, пока ты не образумишься!
- Артур! - завопил дядя Эйнар в совершенном отчаянии.- Ты должен выслушать, что я скажу. Знаешь, кто все заграбастал? Вот эти вот щенки! - Он указал на детей.- Они уже собирались привести фараона, когда вы нагрянули. Вот уж не думал, что буду рад видеть ваши рожи! Но сейчас вы пришли удивительно кстати.
Минуту все молчали. Бледное лицо с бегающими глазками повернулось к ребятам. Калле почувствовал, что надвигается страшная опасность. Это было нечто совсем иное, гораздо более ужасное, чем когда он стоял перед пистолетом дяди Эйнара.
Молчание прервал второй, тот, которого Калле называл Противным.
- А что, Артур, может быть, на этот раз он говорит правду?
- Возможно,- ответил Артур.- Это мы скоро узнаем.
- Ребят предоставьте мне,- сказал дядя Эйнар.- Я быстро выжму из них все, что нам нужно.
Андерс, Калле и Ева-Лотта слегка побледнели. Да, Калле не ошибся, это было посерьезнее войны роз...
- Послушай, Артур,- продолжал дядя Эйнар,- если до тебя наконец дошло, что я не собираюсь вас надувать, то ты, конечно, понимаешь, что мы теперь больше чем когда-либо должны держаться заодно. Разрежька,- он показал на веревку на ногах,- и давай кончать дело. Сдается мне, что нам давно пора отсюда убираться!
Артур без единого слова подошел к нему и разрезал верезку. Дядя Эйнар с трудом поднялся, потирая онемевшие мышцы.
- Это была самая длинная ночь в моей жизни! - вздохнул он.
Артур ехидно скривил рот, а Противный хрипло засмеялся.
Дядя Эйнар подошел к Калле и взял его за подбородок.
- Ну так как же, господин сыщик, ты же, кажется, собирался посылать за полицией?
Калле молчал. Игра была проиграна, он это понимал.
- Должен тебе сказать, Артур, что эти дети невероятно сообразительны. И я буду очень удивлен, если они не расскажут дяде Эйнару по-хорошему, где спрятали драгоценности.
- Здесь их нет, а где они, мы не скажем,- упрямо ответил Андерс.
- Послушайте меня, детки,- сказал дядя Эйнар.- Вот эти два добрых дяди вчера вечером неправильно меня поняли. Они вбили себе в голову, что я знаю, где лежат драгоценности, но не хочу сказать, куда их спрятал. Поэтому они дали мне ночь на размышление. Как я уже сказал, это была самая длинная ночь в моей жизни. В этом погребе довольно-таки темно по ночам. В сущности, ни зги не видно. И к тому же холодно. И если руки и ноги связаны, то очень плохо спится. И есть хочется, и пить тоже, уверяю вас. Куда лучше и уютнее спать дома, у мамы, правда, Ева-Лотта?
Ева-Лотта смотрела на дядю Эйнара, и лицо у нее было совсем такое, как когда он мучил ее любимого Туесе.
- Господин знаменитый сыщик,- продолжал дядя Эйнар,- как ты смотришь на то, чтобы провести одну или, скажем, две ночи в этих развалинах? Или даже, может быть, все ночи, которые тебе остались?
Калле почувствовал, как по спине поползли отвратительные мурашки.
- Кончай размазывать! - вмешался Артур Редит. - Волынка слишком затянулась. Слушайте, отпрыски! Я детей люблю, даже очень. Но таких, которым приспичило бегать за фараонами, когда надо и когда не надо, я терпеть не могу. Мы вас здесь запрем, мы вынуждены это сделать. Выйдете вы отсюда живыми или нет, зависит от вас самих. Либо вы выложите драгоценности, и тогда вы проведете здесь только одну, от силы две ночи. Как только мы будем в безопасности, ваш милый дядя Эйнар напишет и сообщит, где вы находитесь.
Он помолчал.
- Ну, а если вы не хотите говорить, куда их дели, тогда... тогда мне даже страшно подумать, как будут плакать ваши дорогие мамочки.
Андерсу, Калле и Еве-Лотте тоже было страшно об этом подумать. Калле вопросительно посмотрел на Андерса и Еву-Лотту. Они кивнули. Положение безвыходное, придется сказать, где лежит железная коробка...
- Ну, знаменитый сыщик?- поторопят дядя Эйнар.
- А вы нас обязательно выпустите, если мы скажем?- спросил Калле.
- Разумеется,- ответил дядя Эйнар.- Ты не веришь дяде Эйнару, мой мальчик? Вы останетесь здесь только до тех пор, пока мы не переберемся в более подходящее место, чем этот город. К тому же я попрошу дядю Артура, чтобы вас не связывали, и тогда вам здесь будет совсем неплохо!
- Железная коробка стоит в белом комоде на чердаке булочной,- сообщил Калле, и видно было, что ему стопло огромных усилий произнести эти слова.Там, где был цирк "Калоттан".
- Чудесно!- сказал дядя Эйнар.
- Ты уверен, что знаешь, где это?- спросил Артур Редиг.
- Абсолютно! Вот видишь, Артур, как важно для нас держаться заодно. Никто из вас не может подняться на чердак булочной, не вызвав подозрений, а я могу.
- Ладно,- проговорил Артур.- Пошли!
Он посмотрел на троих ребят, молчаливо жавшихся друг к другу.
- Надеюсь, вы сказали правду! "Правда дороже золота"- есть такая хорошая пословица, мои юные друзья. Если вы наврали, мы вернемся сюда, и тогда уж вам будет так плохо, так плохо...
- Мы не наврали,- пробурчал Калле, глядя исподлобья.
Дядя Эйнар подошел к нему. Калле сделал вид, будто не замечает его протянутой руки.
- Прощай, господин знаменитый сыщик. Мне кажется, тебе лучше бросить криминалистику. Кстати, нельзя ли получить обратно отмычку? Ведь это ты ее взял?
Калле вынул из кармана отмычку.
- Вам тоже кое-что не мешало бы бросить,- сказал он угрюмо.
Дядя Эйнар рассмеялся.
- Прощай, Андерс, спасибо за компанию. Прощай, Ева-Лотта. Ты милая девочка, я всегда так считал. Передай привет маме, если я не успею с ней попрощаться!
Он поднялся по лестнице со своими двумя приятелями. В дверях дядя Эйнар обернулся и помахал:
- Обещаю, что обязательно напишу и сообщу, где вы находитесь. Если только не забуду!
Тяжелая дверь с шумом захлопнулась.

16

Полицейская машина мчалась на север с такой быстротой, что благонравные горожане только осуждающе качали головами. Калле, Андерс и Ева-Лотта сидели на заднем сиденье вместе с комиссаром Стенбергом. На поворотах их швыряло то в одну сторону, то в другую. Ева-Лотта удивлялась про себя: сколько можно перенести в один и тот же день и не упасть в обморок! Калле и Андерс трещали наперебой, пока комиссар не сказал, что предпочитает слушать их по очереди. Калле неистово жестикулировал и орал не своим голосом:

- Один - бледный, другой - противный, а третий - дядя Эйнар, но Бледный даже еще противнее, чем Противный, и дядя Эйнар тоже противный.
Комиссар слегка растерялся.
- Бледный себя называет Ивар Редиг, но его, кажется, зовут Артур, а того противного они зовут Кривоносый, но его, наверное, зовут Крук, а дядю Эйнара зовут Линдебергом и Бране, и он спит с пистолетом под подушкой, и закопал драгоценности под лестницей в развалинах, а когда я снимал отпечаток пальца, то цветок упал, как назло, представляете, и он на меня тогда с пистолетом, а потом я сидел на дереве и слышал, как Кривоносый и Редиг грозили ему смертью, и потом они его связали в подземелье в развалинах, потому что он сдуру туда с ними пошел, а драгоценностей уже там не было, потому что мы их спрятали на чердаке, вот, а теперь они их, наверное, забрали, так жалко, потому что они заперли нас в подземелье, и до чего же там много всяких переходов, но мы выбрались оттуда, вот, теперь вы все знаете, дядя комиссар, только езжайте скорей, скорей!
Судя по выражению лица дяди комиссара, нельзя было сказать, что теперь он все знает, но он считал, что выяснением подробностей можно будет заняться потом.
Полице йский взглянул на спидометр. Сто километров в час. Еще увеличить скорость он не решался, хотя Калле считал, что они едут слишком медленно.
- Здесь развилок, куда свернем - налево или направо?
Полицейский так резко затормозил, что машину занесло в сторону.
Андерс, Калле и Ева-Лотта кусали пальцы от нетерпения.
- Досадно! - заметил комиссар.- Бьорк, вы здесь дороги знаете: по какой они могли поехать?
- Трудно сказать. Но, по какой бы ни поехали, они все равно выберутся на большое шоссе, которое ведет к границе.
- Минуточку,- сказал Калле, вылезая из машины.
Он вынул из кармана записную книжку и прошел на левую дорогу, внимательно рассматривая землю.
- Они поехали по этой! - закричал Калле возбужденно.
Бьорк и комиссар тоже вышли.
- Откуда ты знаешь?- спросил комиссар.
- Знаю. У них новая покрышка на правом заднем, я срисовал узор. Посмотрите! - Он показал ясный отпечаток на дороге.- Точно такой же!
- А ты парень смышленый! - сказал комиссар, когда они бежали к машине.
- Азбука сыскного дела,- важно отозвался знаменитый сыщик Блюмквист. Но тут же вспомнил, что еще совсем недавно хотел быть обыкновенным Калле, и скромно добавил:- Просто мне как-то в голову пришло...
Они мчались дальше с головокружительной скоростью. Все молчали, пристально глядя вперед. Поворот... Машина заскользила.
- Смотрите! - крикнул Бьорк.
В ста метрах впереди виднелся автомобиль.
- Это они,- заверил Калле.- Черный "вольво"!
Полицейский Сантессон делал все, что мог, стараясь выжать еще большую скорость. Но расстояние между ними и черным "вольво" не сокращалось. Кто-то смотрел в заднее стекло. Грабители, очевидно, поняли, что их преследуют.
"Еще немножко, и я упаду в обморок,- подумала Ева-Лотта.- До сих пор еще ни разу не падала".
Сто десять километров в час. Теперь полицейская машина медленно, но верно нагоняла беглецов.
- Ложитесь, ребята! - вдруг скомандовал комиссар.- Они стреляют!
Он толкнул всех троих на пол. И как раз вовремя: пуля пробила ветровое стекло.
- Бьорк, вам там удобнее, возьмите мой пистолет и ответьте им!
Комиссар передал пистолет Бьорку, сидевшему впереди.
- Стреляют! Фу черт, как стреляют! - шептал Калле, сидя на полу.
Бьорк высунул руку в боковое окно. Он был не только гимнаст, но и отличный стрелок. Вот он тщательно прицелился в правую заднюю шину "вольво". До нее было всего двадцать пять метров. Раздался выстрел, и черный "вольво", забуксовав, съехал в канаву. Полицейская машина поравнялась с ним.
- Быстро выходите, пока они не вылезли! - крикнул Стенберг.- Ребята остаются здесь!
В одно мгновение полицейские окружили разбитый "вольво". Ничто на свете не могло заставить Калле лежать на полу. Он должен был встать и посмотреть.
- Тот, который вел машину, и дядя Бьорк держат пистолеты наготове,докладывал он Андерсу и Еве-Лотте.- Толстый комиссар дергает дверь. У-юй, как они схватились! Это Редиг, у него тоже пистолет. Трах! Дядя Бьорк ему ка-ак даст, он даже пистолет уронил. А вон дядя Эйнар, у него пистолета нету, он просто дерется, а теперь.,, а теперь они надевают наручники на этого типа и на Редига тоже! А где Противный? Вон они его вытаскивают. Он, кажется, без сознания. Ну до чего же здорово! А сейчас, представляете...
- Да замолчи ты, мы и сами не слепые! - раздался вдруг голос Андерса.
Битва была окончена. Дядя Эйнар и Бледный стояли перед комиссаром. Противный лежал рядом, на земле.
- Кого я вижу! - воскликнул комиссар.- Да это же Артур Берг! Вот уж действительно приятная неожиданность!
- Кому приятная, а кому нет,- протянул Бледный, злобно глядя на него.
- Что правда, то правда. Видал, Сантессон? Мы же изловили самого Артура Берга!
"Бот это память - все фамилии помнит!" - с восхищением подумал Калле.
- Калле,- позвал комиссар,- пойди-ка сюда! Тебе, наверное, приятно будет узнать, что с твоей помощью нам удалось поймать одного из самых опасных преступников в стране.
Даже Артур Берг чуть поднял брови, когда увидел Калле, Андерса и Еву-Лотту.
- Надо было мне сделать, как я сначала говорил,- застрелить этих сосунков,- сказал он спокойно.- Никогда не стоит делать добро людям, только неприятности наживешь.
Противный открыл глаза.
- А вот еще один старый знакомый и постоянный клиент полиции! Послушайте, Крук, вы же как будто собирались стать честным человеком,- так, кажется, вы говорили, когда мы виделись последний раз.
- Да, но я хотел сначала обзавестись небольшим капиталом. Чтобы быть честным, нужны деньги, господин комиссар.
- А вы?- Комиссар повернулся к дяде Эйнару.- Вы впервые подвизаетесь на этом поприще?
Дядя Эйнар опустил глаза.
- Да,- сказал он. Потом со злобой взглянул на Калле.- По крайней мере раньше я не попадался. Я бы и сейчас вывернулся, если бы не этот знаменитый сыщик Блюмквист!
И он изобразил что-то, что должно было означать улыбку.
- А теперь посмотрим, где драгоценности. Сантессон, загляни в машину! Они там, наверное.
Да, железная коробка была там.
- У кого ключ?- спросил комиссар.
Дядя Эйнар неохотно отдал его. Все затаили дыхание.
- Ну-с, посмотрим,- сказал комиссар и повернул ключ. Коробка открылась.

Сверху лежал листок бумаги. Крупная надпись гласила: "Тайные бумаги Белой розы". Комиссар разинул рот от удивления. То же самое сделали и остальные, включая дядю Эйнара и двоих его приятелей. Артур Берг с ненавистью взглянул на дядю Эйнара. Комиссар порылся в коробке, но, кроме бумаг, камешков и разной другой дребедени, ничего не обнаружил.
Первой прыснула Ева-Лотта. Ее громкий и озорной смех послужил сигналом для Калле и Андерса. Они тоже расхохотались. Друзья стонали от смеха и держались за животы.
- Ради всего святого, что это с ребятами?- воскликнул растерянно комиссар. Потом повернулся к Артуру Бергу: - Так, вы уже успели припрятать краденое. Ничего, мы из вас все вытрясем.
- Н-не н-надо ничего вытряхивать,- выдавил из себя Андерс, икая от смеха.- Я знаю, где оно. Оно в нижнем ящике комода на чердаке.
- Но где они это взяли?- Комиссар показал на железную коробку.
- В верхнем ящике!
Ева-Лотта вдруг перестала смеяться и повалилась на край канавы.
- Смотрите, девчушка-то как будто в обмороке,- сказал Бьорк и поднял Еву-Лотту.- Ничего удивительного.
Ева-Лотта с трудом открыла голубые глаза.
- Конечно, ничего удивительного - я же за весь день съела только одну булку.



Смотрите также:

Сочинения по произведениям этого писателя
 
 
 
 
 
 
Rambler's Top100
Rambler's Top100
 
Copyright © 2003-2013 Sintez. Все права защищены.